Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Возле Чернобыльской зоны захватывают заповедную территорию: свидетелям устроили пожары

Більше цікавих новин читайте на сайті - cok.in.ua

Предыстория двух пожаров в селе Приборск Иванковского района на Киевщине незатейлива: группа единомышленников с жизненной установкой делать добро с прицелом на долгие годы решила возродить на этой территории аборигенную дикую полесскую породу лошадей – невысоких, спокойных, черногривых животных. Еще встречаются такие по здешним селам. Насобирали энтузиасты несколько кобылок-полещучек в табун, в компанию им взяли жеребца горной гуцульской породы.

Но вот в течение одной недели в загоне, где хранилось сено для зимнего прокорма лошадей, дважды неожиданно вспыхивал пожар. И на отдаленной от жилого сектора открытой территории вдруг сгорали тонны не копеечного корма. К счастью, до самих лошадей огонь не добрался. «Пожар случился под дождем, электричества здесь нет, то есть, короткого замыкания произойти не могло, лошади не курят» — объясняли приехавшим тележурналистам погорельцы. Иного варианта, как то, что «красного петуха» запустили извне, у людей не находится. Кто же решил «насолить» энтузиастам, за что отомстить или припугнуть? Друзья, знакомые и незнакомые волонтеров пытаются помочь им найти ответ, проанализировав события последнего времени. И, кажется, что вышли на след тех, кто оказался недоволен соседством с конюшней. 

У кого есть деньги, тот хозяин над всем

— Конфликта, как такового, у нас ни с кем не было, — объясняет «Телеграфу» официальный владелец конюшни «Щербаті Цуглі» Юрий Ягусевич (на самом деле в проекте принимают участие несколько человек – Авт.). – Разве что недели три назад я увидел правонарушение, сообщил о нем полиции. Даже не сообщал, просто написал в Фейсбуке пост, а полиция затем уже сама приехала к указанному месту. Правонарушение заключалось в грубом вмешательстве в природу.

Короче говоря, по указке одного, я так понимаю, «влиятельного» человека, близ села, на территории заказника, меняли русло речки Тетерев. Что там еще есть какая-то яма, в которую, опять-таки, с его подачи зарыли мусор, я не был в курсе, это уже сами селяне рассказали телевизионщикам, приехавшим разбираться по поводу первого сгоревшего сена. Я ж не полицейский, каждый день туда не хожу. Случайно увидел – потому и сообщил, как, в принципе, и должно бы быть. Я также не специалист, чтобы описать вам масштабы убытков: есть расширение русла речки, есть засорение территории заповедника строительными отходами, потому что он на своей территории еще и ставок роет. Это и все, что я видел там. На самом деле, человека, который, возможно, каким-то образом причастен к происходящим у нас ЧП, я никогда не видел, и даже фамилии-имени до сегодняшнего дня не знал, это мои друзья постарались и нашли его данные и сообщили в комментариях к моему посту. 

Речь идет о следующей фейсбучной записи Юрия Мольфара (такой у мужчины ник в соцсети): «Когда вы думаете, что вас защищает государство, вы ошибаетесь. Нам еще очень далеко до этого. Сегодня услышал разговор в магазине: «Ярош роет старое русло техникой. Ведет к себе воду с реки. А что, у кого есть деньги, тот хозяин над всем».Пошел посмотреть. И не важно, что у нас заказник, техника роет землю в пределах заказного дикого луга, которых у нас почти не осталось нетронутых, и никто ничего. Вот и возникает вопрос, а может это все не стоит ничего, эти все гарантии государственные, может, мы просто быдло, рожденное таким, чтобы им угождать.

Никто не написал заявления о нарушениях, дальше поп**еть в магазине дело не пошло. Тогда мы и не общество, а так, наполнение территории…
Почему это пишу, потому что несколько десятков заявлений о подобных нарушениях ничего не дали, и не дадут, а нам здесь жить, хотя все идет к тому, что не жить нам и здесь…».

Все совпадения фамилий и имен… случайны?

Сообщения о случившихся 13-го и 17-го декабря пожарах неравнодушные граждане комментировали так: «Поджигатель – скорее, просто какой-то местный пьяница, а заказчик — другое дело. Местные земли облюбовали себе на охотничьи вотчины разные чинуши и менты, чувствуют себя удельными князьями там, захватили все, теперь и в лес не зайдешь, потому что охрана гоняет – «частная территория» у них там. Местные много фамилий причастных называют…» — считает Алла Лебедева. Ей вторит Татьяна Сытник: «Плюсую к тому, что исполнители и заказчики — это участники этого произвола. Поджог сеновала — это лишь верхушка айсберга. Нужно к делу подойти не как к поджогу сена, а как к нарушению прав человека, к нарушению природоохранного законодательства и нецелевого использования земель…». «Это кто-то из местных, кому ты дорогу перешел. Полиция, конечно, нужна, но у меня была ситуация, когда следователь стал на сторону воров», — делится опытом Анна Яровенко. «Я так понимаю, что местные встали на защиту того же местного «хозяина» со спецтехникой, но тут появился «чужак со своими уставами». Поэтому не исключено, что кто-то из местных и совершил эти преступления, — предполагает Алексей Мельник. — Думаю, что выход найдется только в компромиссе с сельской общиной. В противном случае крестьяне «выживут» вас, несмотря на все благие намерения».

А вот Александр Волошенко даже нашел связь некоего Яроша, упомянутого в магазине селянами, с бизнесменом по фамилии Ярошенко, имеющим отношение к данной территории. «По роду деятельности мне стали интересны выборы в райсоветы Иванковского района, и я случайно нашел классного персонажа Ярошенко Сергея Григорьевича, который в 2012 году баллотировался от *барабанная дробь* Партии Регионов, по совместительству в открытых источниках есть информация о том, что Ярошенко Сергей Григорьевич бизнесмен… Вот же ж совпадение. Ну, все совпадения случайны, конечно, а имена персонажей выдуманы».

Как узнать, кто поджег, не «отбивая почки»?

Интересуюсь у Юрия Сергеевича масштабами потерь.

— Да разве ж там только сено! Сгорел ангар, инвентарь, инструменты для обслуживания территории. В первый день я насчитал убытков на 80 тысяч, но, как показывает практика, я уже 80 потратил – и далеко не все еще восстановил.

— И у вас теперь финансовые проблемы, потому что корм был куплен за кредитные деньги?

— И это тоже. Но это не совсем «кредитные» деньги. Наш знакомый, у которого часто берем сено, иногда дает его под будущий расчет. Пока сено есть в наличии, и пока оно дешевле, чем весной, мы его закупаем заранее. Когда сразу есть деньги – сразу рассчитываемся. Если нет – нам доверяют.

Стоит сказать, что друзья не оставили волонтеров-этнографов с бедой один-на-один и сразу после первого пожара кинули клич о подмоге. Отозвались многие. Тогда Юрий Ягусевич сообщил: «Большое всем спасибо за поддержку. Даже не знаю, как лучше написать слова благодарности. Честно, не ожидал ТАКОЙ поддержки. На данный момент благодаря собранной сумме денег от людей, сену от парка «Беремицкое» и др. стоит завершить сбор денег, чтобы не собирать лишнего и не злоупотреблять доверием». Но второй пожар как раз и уничтожил свежезавезенное сено!

Юрий рассказывает, что программу по возрождению поголовья полесских коней они начали года два тому назад.

— Мы узнали об этой проблеме и стали изучать ее, искать пути решения, собирать коллег. Сначала надо было написать историческое обоснование, несколько научных статей, чтобы под них эту программу зарегистрировать.

— А как вообще селяне по отношению к вам настроены?

— Конечно, по-разному. Некоторых я не знаю, некоторые не знают меня, некоторые слышали то, что им сосед сказал. С кем-то дружим, а с кем-то не здороваемся, это ж село.

Сам Ягусевич переехал в эти края несколько лет тому назад с Винничины и, потому у него здесь нет кумовьев-сватов-иных родственников, а, следовательно, и связанного с ними «блата».

Обещает ли найти поджигателей полиция?

— У полиции ж процессуальные правила, и если никому не отбивать почки (усмехается), то узнать, кто это поджег, невозможно, так как это ночью случилось. Они ищут, но они не волшебники, не могут нарушать правила. Зарегистрировано дело, следствие о поджоге идет, но что из этого выйдет — неизвестно. Я просто ставлю себя на их место – что бы я делал? Пошел бы спрашивать: «А ты признаешься? А ты?». Маловероятно, что найдут виновных, разве что, кто-то еще раз полезет и тогда на живца поймают.

— Сено и инвентарь, конечно, жалко, но страшнее потерять самих коней.

— Сейчас как раз этим и пытаюсь заниматься. Но на все нужны средства, простым взмахом руки это не решается. Надо ставить видеокамеры, охрану. Сейчас друзья дежурят по ночам, наверное, установим камеры, фотоловушки. Мы с друзьями ищем решение проблемы, привлекли знакомых и незнакомых специалистов. Параллельно решаем по сену, там ситуация патовая: пока не будет охраны — его нельзя привозить, могут опять сжечь. И не привозить тоже нельзя – лошадям нужно кушать.

Напомним, минувшим летом в Чернобыльской зоне бушевали масштабные пожары, которые уничтожили несколько сел.

Автор: Ирина Левченко
Фото из архива Юрия Ягусевича и скрины из Фейсбука

Джерело

Більше цікавих новин читайте на сайті - cok.in.ua


Будьте первым, кто оставит комментарий!

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    %d такие блоггеры, как: